Евгений Коновалов: «Мы не за хороший капитализм, мы против капитализма»

Текст выступления Председателя РСДСМ Евгения Коновалова на круглом столе «Российская социал-демократия сегодня: идеи, практика, перспективы», который состоялся 15 января 2011 года в Москве.

Мне немножко не понравилась, как у нас происходила дискуссия, потому что мы отошли в ней совсем от социал-демократии. Я — гражданин России, русский и я не стесняюсь того, что я русский, и считаю себя патриотом. Но для меня нет никакой разницы, какой процент и каких национальностей в Москве, в Сибири и так далее. Для меня главное, чтобы все люди жили хорошо. И я совершенно не хочу, чтобы Россия была гегемоном над всеми, и чтобы все трепетали перед ней. И того же самого не хочет любой нормальный человек в Германии, США и т.д. И то, что другие страны спят и видят, как бы нас только извести, как бы на нас нацелить ракеты, этого просто не может быть, потому что обычные жители своих стран такого не хотят. И разговор в таком контексте — это поддержка нашей власти, которая нам чётко показывает, что есть внешний враг, который хочет развала России, поэтому держитесь за нас, а то они придут и всё развалят. И внутренний враг (а государство пытается найти для нас разных внутренних врагов), условно говоря, либералов, которых спонсирует кто-то из-за рубежа, и имигранты, которые хотят захватить рабочие места, и даже фашизм.

Я считаю, что в таких координатах рассматривать развитие нельзя ни в коем случае. Мы — левое движение и мы не заинтересованы в построении чего-то в отдельно взятой стране. Мы все вместе и у нас мировая солидарность, у нас ориентация на человека, а не на отдельно взятого русского, украинца или американца.

Что касается практических действий, то мне кажется, что тут стоит привести пример РСДСМ. Я думаю, это не безынтересно, в том числе и для наших отдельных действий. РСДСМ — это не какая-то там мощная структура, которая вдруг может взять и повести. Это лишь несколько регионов, и в некоторых из мы в большей степени активны, а в некоторых в меньшей степени. Тем не менее, самый позитивный пример у нас — это Петербург, где кое-что, всё-таки, удалось сделать.

В первую очередь, мы сумели сделать так, что социал-демократию в оппозиционном движении стали воспринимать как одну из сил. Мы не говорили, что мы отдельно, что мы сами по себе. Мы решили, что нужно идти в общем оппозционном движении, но при этом пытаться ориентировать это движение на наши цели. Скрепя сердце мы поначалу шли на Марши несогласных, и, кстати, в 2007 году стали одним из соорганизаторов. Мы это делали, хотя нам очень это не нравилось. В первую очередь, нам не нравилось, что там НБП находится и мы до сих пор не уверены, что наши действия были правильными. Но с другой стороны, уже через год мы смогли организовать в Петербурге оппозиционную колонну, в которую вошли и либералы, и социал-демократы с лозунгом «За свободу и справедливость», с основными социал-демократическими лозунгами, и наша организация шла впереди этой демократической колонны. И это был большой успех. И когда я читал в «Новой газете» о прошедших событиях, то я увидел, что РСДСМ там упоминается как организатор демократической колонны 1 мая в Санкт-Петербурге.

Евгений Коновалов (Фото: Владимир Пешков)

Когда нам предлагают войти в какую-то конкретную организацию, в либерал-консервативную организацию, которую создают Рыжков с Касьяновым, минуя промежуточное звено между ними — социал-либеральное «Яблоко», то это нас сразу сдвигает куда-то вправо и не понятно, что дальше будет с нами.

Нам не правильно примыкать к кому-то, а правильнее входить в те оппозиционные движения и пытаться быть там в качестве полноправных членов и приносить туда свои идеи. И ни в коем случае не в какое-то отдельное объединение, а, как говорил и Горбачёв в том числе, в надпартийное объединение. И нам есть смысл инициаторами таких объединений. Пусть Рыжков и Касьянов делают свою партию (а скорее всего, она развалится после первой же попытки регистрации), а мы тем временем попробуем привлечь и «Яблоко», и «Солидарность», и те движения, что есть, и все вместе пытаться делать координационную структуру, какая бы она ни была. И на фоне этого можно будет предугадывать события, которые будут происходить дальше.

Я всё время пытаюсь быть в Петербурге на пике политических процессов, ещё со времён СДПР. К примеру, когда была монетизация льгом, то именно мы возглавили перекрытие Московского проспекта во время одного из самых больших митингов, которые тогда происходили. И это произошло не потому, что мы были большой силой, а потому, что мы видели этот процесс и вовремя смогли его направить.

Что касается партии, то я согласен во многом с Павлом Кудюкиным, что, конечно, партия нам нужна только тогда, когда есть с кем блокироваться, когда есть действительно демократическая система. Мы сейчас можем создать сколько угодно попыток партий, а нужно только лишь согласие Кремля, чтобы нас зарегистрировали. А потом мы будем вынуждены полностью подчиняться Кремлю, который нам разрешил эту регистрацию. И, таким образом, мы ничем не будем отличаться от «Справедливой России» и всех прочих структур. Поэтому попытка создания партии в нынешней системе выглядит не очень правильно. А вот стараться создать движение и развивать наши идеи — вот это то, что нужно.

Главное, чего нам не хватает, это чётко выраженных идей и целей. Я практик, я выступаю за практическую работу, и это действительно нужно. Но можно сколько угодно работать с обществом, но отдача сейчас будет минимальной, потому как социал-демократия для общества — это абстракция.

Мы часто проводилии массовые мероприятия. Например, мы организовали несколько кинофестивалей, организовывали дискуссии после фильмов, но выхлопа от этого фестиваля минимум: за год смотрит кинофестиваль несколько тысяч человек, и ни один из них не вступает в организацию. Мы выходим в университеты, мы рассказываем о социал-демократии, проводим даже голосования, во время которых большинство высказывается за социал-демократические идеи, но ни один из слушателей не приходит в социал-демократию, им просто это не нужно. И с профсоюзами кто только не работал, а потом все только огорчались. Поэтому одной из главной целей видится проработка чётких идеологических решений и их обрамление в чёткие и понятные лозунги.

Часто приходится слышать о социал-демократии только в экономическом плане. Но социал-демократия — это не только экономика. Социал-демократия отличается от либерализма не только в экономике, разница ещё и в целях. У социал-демократов другая цель: мы не за хороший капитализм, мы против капитализма. Но это не значит, что либералы — это наши враги. Для социал-демократов люди не могут быть врагами, враги — это идеи. Для нас просто нынешняя российская система такая неприемлемы, а либералы — это потенциальные союзники в борьбе за демократизацию того, что у нас сейчас происходит. А кто может быть нашими врагами в современной ситуации, то это, конечно, набирающие силу националисты с их очень упрощённой формулой «Бей чужих, спасай Россию». Если мы говорим, что выступаем за равенство возможностей, то это не понятно почему-то, а говорят, что приезжий забрал все рабочие места и он враг, то это очень просто для людей.

Социал-демократия гораздо сложнее всего этого и наша задача, во-первых, расписать конкретно эту сложность, а также донести, в чём эта сложность. И поэтому хочу призвать включиться в рассылку близких идеологически социал-демократов, давайте начнём, наконец, этот диалог.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Метки: , , , , , , ,